Иван Бунин и Алексей Толстой

22 октября исполнилось 150 лет со дня рождения первого российского писателя, награжденного Нобелевской премией в области литературы, - Ивана Алексеевича Бунина.


Между тем, Алексей Варламов, написавший биографическое повествование об Алексее Толстом, в своей книге высказал мнение, что если бы Толстой не вернулся в 1923 г. в Советскую Россию из эмиграции, Нобелевку получил бы он, а вовсе не Бунин. Вопрос, конечно, спорный, да и история не терпит сослагательного наклонения. Поэтому лучше вспомним, какими были отношения этих двух, без сомнения, талантливых писателей.



Познакомились они в начале 1900-х, в годы между первой революцией и Первой мировой войной. Бунин редактировал тогда беллетристику в журнале «Северное сияние», и именно в это издание начинающий писатель, церемонно представившийся «граф Алексей Толстой», предложил для напечатания свою рукопись «Сорочьих сказок». Иван Алексеевич не просто принял ее к напечатанию, но и признал, что сказки написаны «не только ловко, но и с какой-то особой свободой, непринужденностью». Однако несмотря на это, дальнейшие отношения Бунина и Толстого складывались не всегда гладко: в эмиграции случались и ссоры, возникли принципиальные идейные расхождения. Алексей Николаевич вернулся в Советскую Россию и стал в ней наряду с Горьким востребованнейшим писателем, Иван Алексеевич остался за границей.

Фотография из фондов музея


Фотография из фондов музея

Снова встретились они много лет спустя – в 1936 году – в Париже. Судя по воспоминаниям самого Бунина, Толстой вел себя открыто и доверительно, уговаривал его вернуться на родину: «Страшно рад видеть тебя и спешу тебе сказать, до каких же пор ты будешь тут сидеть, дожидаясь нищей старости? В Москве тебя с колоколами бы встретили, ты представить себе не можешь, как тебя любят, как тебя читают в России… Ты и представить себе не можешь, как бы ты жил, ты знаешь, как я, например, живу? У меня целое поместье в Царском Селе, у меня три автомобиля… У меня такой набор драгоценных английских трубок, каких у самого английского короля нету… Ты что ж, воображаешь, что тебе на сто лет хватит твоей нобелевской премии?». Бунин не послушал и остался в Европе.

К сожалению, Алексей Николаевич как в воду глядел: Нобелевская премия быстро закончилась, так как Бунин финансово помогал многим нуждающимся знакомым-эмигрантам. И в 1941 году он оказался в состоянии крайней бедности. Это страшная ситуация заставила его написать Толстому в Россию: «Алексей Николаевич, я в таком ужасном положении, в каком еще никогда не был, — стал совершенно нищ (не по своей вине) и погибаю с голоду вместе с больной Верой Николаевной. У вас издавали немало моих книг, — помоги, пожалуйста, — не лично, конечно: может быть, Ваши государственные и прочие издательства, издававшие меня, заплатят мне за мои книги что-нибудь?»
Толстой проявил свои лучшие качества и попытался помочь, написав лично Сталину:

«Дорогой Иосиф Виссарионович, я получил открытку от писателя Ивана Алексеевича Бунина. Он пишет, что положение его ужасно, он голодает и просит помощи.
Мастерство Бунина для нашей литературы чрезвычайно важный пример — как нужно обращаться с русским языком, как нужно видеть предмет и пластически изображать его. Мы учимся у него мастерству слова, образности и реализму.
Бунину сейчас около семидесяти лет, но он еще полон сил, написал новую книгу рассказов. Насколько мне известно, в эмиграции он не занимался активной антисоветской политикой. Он держался особняком, в особенности после того, как получил Нобелевскую премию. В 1937 году я встретил его в Париже, он тогда же говорил, что его искусство здесь никому не нужно, его не читают, его книги расходятся в десятках экземпляров.Дорогой Иосиф Виссарионович, обращаюсь к Вам с важным вопросом, волнующим многих советских писателей, — мог бы я ответить Бунину на его открытку, подав ему надежду на то, что возможно его возвращение на родину?
Если такую надежду подать ему будет нельзя, то не могло бы Советское правительство через наше посольство оказать ему материальную помощь. Книги Бунина не раз переиздавались Гослитиздатом.
С глубоким уважением и с любовью,
Алексей Толстой».

Удивительно, но просьба эта была услышана «вождем народов»: сразу же после войны вопрос о возвращении Бунина встал вновь.

Летом 1946 года во Францию, по личному указанию Сталина, отправился Константин Симонов. Его целью было убедить писателя вернуться. Однако, по воспоминаниям Веры Николаевны Буниной, Симонов повел себя некорректно, чем оттолкнул Ивана Алексеевича: «В 1945 году Бунин получил советское гражданство и приступил к решению практических вопросов для переезда в Москву. А помешал этому, по словам Веры Николаевны, нелепый случай, какой-то злой рок. Вскоре после войны в Париже побывал Константин Симонов... Направляясь к Симонову в консульство СССР, он (Иван Алексеевич) рассчитывал найти понимание, дружеское участие, а столкнулся с жестким, бездушным обращением. «На что вы истратили лучшие годы? На борьбу с нами?» — такими словами был встречен Бунин. Словно мальчишку отчитал нобелевского лауреата Симонов. Надо знать характер Ивана Алексеевича, рассказывала Вера Николаевна. Тут же на глазах Симонова он разорвал свой советский паспорт... ».

В СССР Бунин не вернулся, но за литературной жизнью Страны Советов следил, в частности, был восхищен толстовским романом "Петр 1".

Автор статьи: Ольга Жиганова

Вернуться к списку